Осторожно! Роды!

0   3   10   2208
Осторожно! Роды!
Алтын Капалова
Автор: Алтын Капалова
Автор детских литературных произведений и мама.
31.10.2016

Я не знаю, кто пишет нежные истории про роды. Я читала такие. Не хочу усомниться в их искренности. Но мои роды (все три) были «атасные»! Не знаю, как еще можно экспрессивно обозвать процесс родов и постродовой период. Тем, кто хочет сохранить романтизированное представление о родах и послеродовом состоянии, настоятельно рекомендую НЕ читать этот опус (это не кокетство и не художественный прием, в тексте будет много описаний – не очень «нежных» процессов, связанных с родами,и если у Вас слова «соски», «вагина», «анус»  – ассоциируются лишь с сексом – не читайте!).

Эта была моя третья беременность и третьи предстоящие роды. Я ждала со дня на день рождение дочери, но она особо не торопилась. Мы с ней дружно ходили на работу. Правду сказать: больше поесть, чем поработать, офис находился в центре магазинов и кафе, где можно было слопать вкусный салатик и потом приятно прогуляться.

Был вторник, у меня были встречи одна за другой – и я вдруг осознала, что дел становится все больше и больше, отсупать было некуда – кроме роддома. И тут я сказала своей дочери:

«Слушай доча, давай уже выручай, я не хочу больше ходить в офис, да и тебе уже давно пора вылупляться». Я почувствовала, что как-то договорилась с дочей. И после работы пошла на рынок за продуктами, думая о том, что мои дети должны быть с едой пока я буду рожать. Мы с сыном сделали большой закуп, а после – все покупки благополучно таскали из машины в квартиру до полуночи.

В 5 утра я почувстовала что начали отходить воды. Я подумала «прям как в книжке: 39-40 недель, воды отошли, схватки». Я как будто рожаю первый раз,взволнованная позвонила в роддом. Первый вопрос:
- Какие роды?
- Третьи.
- Ну чё тогда истерим?
- Я боюсь стремительных родов.
- Ааа. Ну приезжайте, раз уж боитесь, только через пару часов.

Я положила трубку, открыла свой нотник и выслала все документы, которые не закончила, своим коллегам. Не стала ждать два часа. Вызвала такси. Я молча села в такси со своей большой сумкой и большим животом. Таксист спросил:
- Надеюсь Вы не рожаете?
- Нет, конечно. Еду на плановый осмотр.
- В 6 утра?
- Да. Лаборатория работает с 6.
Когда выходила таксист радостно выкрикнул:
- Приятных родов!
- В смысле? Вы думаете роды могуть приятными?
- Мало ли... А что нужно говорить?
- Не знаю. Может легких родов?
- А точно: легких родов Вам!
- Спасибо. До свидания.

Я зашла в клинику. Сидели два охранника.
- Вы к кому?
- К дежурному врачу.
- Что угроза? – со знанием дела спросил охранник.
- Нет. Я рожать приехала.
- Да Вы что? – засуетился охранник.
- Да.

Пришла врач:
- Рожать приехали говорите.
- Да.
- Ну идемте.

Дальше было все как всегда: кресло, дежурные вопросы и заключение:
- Точно рожаете. Остаетесь.

Я другого ответа и не ожидала. Дальше были схватки очень слабенькие, настолько слабенькие,что я читала с мобильного интернета всякие статьи.

Пришел врач, весь такой пропитанный здоровым циннизмом. Акушер доложилась. Врач:

- Ясно. Судя по ее счастливому и довольному лицу – не скоро разродиться.

Через часик он снова пришел:
- Пойдем я осмотрю тебя. Поковыряюсь у тебя там. Стимулирую тебе немножко роды.

Через какое-то время он снова пришел:
- Что-то у тебя родовая деятельность слабоватая. Давай поставим окситоцин?
- Вы же врач. Я Вам доверяю. Ставьте, если считаете нужным.

Поставили. Я хожу вся деловая по палатае с капельницей, думая «наверное, при третьих родах схватки не такие больнючие». Аха. Щас прям! Схватки становились сильнее и сильнее. Пришел врач, они с акушеркой ужасно обрадовались моим мукам, особенно мой циничный доктор:
- Ну вот теперь ты мне нравишься: вспотела прям, румянец появился.
- Чё Вы надо мной издеваетесь?! Мне плохо.
- Ну что ты так? Напротив, мы радуемся что время окончания твоих мук стало ближе.

Осмотрев меня они вышли. А у меня внезапно начался очень интенсивный этап, что я начала орать. И в этот момент заходит милый молодойврач, который, видимо, делает обход:

- Ну как настрой.
- Никак! Я хочу кесарево!
- Ну щас прям. Давайте соберитесь. Все будет хорошо. От Вас зависит как Ваши роды пройдут. Мы можем только помочь, а вытащить ребенка без Вас – ну никак.

Под мои оры он ушел. Я продолжаю орать. Ну вот прям орать. Акушерка прибегает:
- Ты чего так орешь? Нормально же все было. Блин, рожает что ли. Просовывает руку:
- Да ты уже созрела, только что же было закрыто. Давай быстро в род зал.

Ну а я, как классическая капризная роженица, не могу с места сдвинуться и ору.

Она по сотке начинает звонить врачам:
- Быстрее давайте. Чёт у нее очень быстро идет.

В общем дошла до род зала, залезла на родильный стол. Продолжаю орать и извиватья. Подходит детский врач. Невозмутимый такой, молодой и красивый. Я ору. Несколько врачей-наблюдателей хором ругают меня. Подходит мой веселый доктор. Спокойно одевает перчатки. Я ору. И не слушаюсь врачей. Вот очень хотела слушаться, но не могу и все. В чувства привел спокойный и уверенный голос детского врача:
- Хватит орать и извививаться: ты мне сейчас ребенка покалечишь.

Я рожаю и ругаюсь с мед персоналом, что можно было за такие бабки и нормальный родильный стол поставить: что мне не за что ухватиться и некуда опереться ногами. Надо отдать должное мед персоналу, что они моментально отреагировали на мои претензии подставив свои руки в качестве опоры под мои стопы, чем мне невероятно помогли. Я стала тужиться по команде врачей. Врач мой в эти секунды продолжает невозмутимо натягивать свои перчатки. В мыслях я проклянаю весь мир и ту проклятую ночь, когда мы зачали этого ребенка, и владельца сперматозоидов тоже проклянаю. Хочу умереть легкой смертью. И вдруг вижу в руках у моего врача ребенка. Оболдевшая смотрю на ребенка и думаю:
«Так быстро!? Как пробка от шампанского!».

В общем на родильном столе я пролежала всего несколько минут. Я это знаю точно, потому что за это время мой доктор успел лишь натянуть перчатки (очень медленно почему-то или мне так показалось). И все! Он не успел сказать ни единого слова! Он с таким же спокойствием как и натягивал перчатки, распутал ребенка от пуповины и отдал его детскому врачу, тот взял ребенка со словами:
- Там болельщики есть? Пуповину разрезать...
- Нет.
- Хорошо. Вот Ваша принцесса. Красавица. Явилась не запылилась, - дает мне мою дочку.

Ну и классика жанра – я реву от счастья.

Довольный доктор произнес:
- Ну молодец. А то терпеть не могу когда часами рожают. Сегодня день рождения моей жены.
- Правда? С днем рождения жены Вас.
- Спасибо. Вас тоже с днем рождения.
- Спасибо.

Вот такие довольные и благодарные друг другу мы общались с врачом, пока он вытаскивал мою планцету и зашивал трещины. Зашив меня, он ушел. А мы с дочей остались лежать. Я конечно знала, что она прекрасна, но не представляла что до такой степени. После двух часов нас одели. И отвели в палату.

Зашла бодрая и строгая медсестра, которая с порога отчеканила:
- Задача минимум – пописать в ближайшие два часа, задача максимум – покакать сегодня до конца дня. Писаем, какаем. Если не получается, то мы помогаем.

В общем обе задачи были совершены без особых усилий и без помощи строгой медсестры.

Но при их выполнении я поняла, что у меня не только вылезла дочка, но и геморрой. Я позвала врача. Она пришла, осмотрела и озвучила «диагноз»:
- Ужас!
- Мне очень больно. Можете сделать обезболивающее.
- Нет. Не можем. Вон твое обезболивающее лежит, смотри и «обезболивайся».

Весь день меня вызывали на осмотр, то один врач, то другой врач. Когда вызвали на следующее утро в очередной раз в процедурной было 4 врача – совсем молодые парни во главе с врачом, который принимал роды. Они все посмотрели – никто ничего не сказал. Все молча вышли. Итут я поняла, что они используют меня как учебный материал для ординаторов. Я слезла с трудом и с помощью медсестры с высоченного кресла и сказала врачу:

- Слушайте, я конечно, за развитие медицины в нашей стране. Но хватит меня заставлять лезть на это высоченное кресло каждые два часа только для того чтобы показать мои прелести вашим студентам. Мне надоело. Я вся теку. Мне больно. И еще должна лезть на это ваше кресло, которое высотой с троном. Я больше не залезу на него.  И задницу свою покажу только проктологу! Вы осматриваете меня четвертый раз и кроме компресса с троксевазином ничего не ставите. Я и без вас его с собой привезла из дома и без вас его собиралась ставить. Вы же видите что мне троксевазином не обойтись!

Моя пылкая речь совсем не впечатлила моего доктора. Он даже не посмотрел в мою сторону. Но невозмутимым голосом ответил:
- Ну вот что задела? Я вчера тебя «родил» без всяких последствий. Зашил твои трещинки красиво, хорошенькую, чистенькую оставил в родзале. А ты через пару часов с таким сюрпризом.
- Нет! У меня этот геморрой сразу после родов вылез!
- Слушай, девочка, мне, наверное, виднее. Я вчера когда оставлял тебя в родзале, все у тебя было хорошо.
- Слушайте, когда я вчера пришла в палату – у меня уже выпал этот чертов геморрой.
- Выяснили: он к тебе прилип на лестничном пролете.

Он повернулся к медсестре со словами:
- Вызовите ей проктолога. Нам тактику надо знать.

Когда я услышала слово «тактика». Я повторно прониклась глубоким уважением и благодарностью к своему доктору. Мне нужно было снимать боль. Все остальное потом. И он это понял! Ура!

Пришла проктолог. Назначила «тактику». Эффект от которой я почувствовала уже через два часа. До здравтствуют профессиональные врачи!!!

В общем после визита проктолога и ее подтверждения, что меня можно отпускать домой. Я поехала домой. При выписке дежурный врач торжественно сказала:
- Ну! Ждем вас за мальчиком!
- Не ждите. У меня их дома две штуки.
- А да? Тогда за второй девочкой – для баланса! – выпалила она уверенно.
- Для баланса рожайте сами. Мне хватит, – сказала я надувшись. А сама подумала «как можно предлагать роженице на третьи сутки после родов пережить снова этот кошмар. Это то же самое что пожелать смерти».

Мы приехали домой. Я чувствовала себя очень не защищенной. Мне казалось, что с меня содрали кожу и я стала в миллион раз уязвимее. Я мучалась со своей задницей и звонила проктологу и плакала, на что она говорила:

- Ой я знаю, что тебе не так больно уже, я знаю ты плачешь из-за вида твоей «розочки». Все вернется на свои места. Поверь мне.
- Как вернется? Куда денется розочка?
- Она воспалена сейчас. Уйдет она. Не переживай.
Она была права. Я приходила в ужас от вида моего влагалища и моей «розочки». Я так плакала как будто я навсегда останусь такой «открытой», с отекшей вагиной, со швами и своей розочкой. В один день пришла подруга и сказала:

- Что ты так переживаешь? Кто там видит твою вагину и задницу? Это самые закрытые места в теле. Успокойся ты.
- Ну конечно. Ты же не рожала три раза. У тебя все там красиво, закрыто.
- Да я была бы счастлива все там «открыть». Хватит ныть. Я знаю что есть упражнения для закрепления мышц вагины.
- Ой. Вот еще. Мне не хватало тренировать мышцы своей вагины. Может еще ее позолотить.
- Да ты дура. Это не для внешнего вида. Это для здоровья.
- Ну да. Ладно потрениную.  А швы? Они ужасные! И вообще не отбирай у меня повод поплакать. Мне просто нужно плакать. И не выдавай на каждую мою жалобу – рецепт. Я все равно найду повод пореветь и поныть.

А со швами был прикол: мне сказали что у меня три шва. Я их с трудом отыскала и обрабатывала. И только на второй неделе, когда швы начали заживать, и стали спадать отеки – я с ужасом обнаружила еще один шов! Я приняла один шов – зва два. Я впервые поняла как важно все-таки обрабатывать швы. Те два почти зажили, а тот бедный шовчик, который не был мною найден – был совсем «свежий». В общем я сама затянула заживание швов на более длительный период. Арифметик хренов, ну как можно было потеряться в трех швах?!

Еще недельку я мучалась со своей задницей и швами, они отнимали все мое время: обработка, примочки, компрессы, свечи и т.д. В общем еще через недельку я снова захотела жить. Но это не надолго. У меня начались проблемы с грудью. Треснувшие соски причиняли неимоверную боль. Чтобы приложить к груди я настраивалась по пол часа. Я себя успокаивала: «Это не так страшно как схватки в конце концов». Я давала грудь и потом отнимала из-за боли, отчего моя доча плакала, потом дав грудь, я плакала сама. В общем кормление дочери всегда сопровождалось нашими слезами. В общем с сиськами я мучалась пару недель. Через пару недель мне снова захотелось жить. «Розочка» как обещала проктолог стала уходить, сиськи перестали болеть. Мне полегчало. И вдруг я обнаружила что моя доча просто прелестна! У меня появилось время любоваться дочерью!

Но счастье длилось не долго, моя дочка чем-то покрылась. Чуть ли не чешуя. Я взяла ребенка и поехала к педиатру, которая меня успокоила. Прописала диету. Теперь я ходила с постоянным головокруженим и слабостью. Малейшая попытка съесть или выпить сладкого – оборачивалась «новой волной» чешуи.

К двум месяцам «чешуя» стала отступать и я начала включать сладкое в свой рацион. Ура! Только я почувствовала счастье от кусочка шоколада, как у ребенка начались колики. И я знаю по опыту что они плавно переходят в «зубы». Но это не мешает нам наслаждаться прогулками, беседами, обнимашками, совместным с дочей приемами ванны, походами в гости. Разумеется, график жизни моих сыновей и мой был полностью изменен с рождением моей дочери. Но наша жизнь стала ярче, насыщеннее и разнообразнее.

 

Иллюстративные фотографии взята с источника:

http://www.jadebeall.com/index/G0000Wm35big.yVE

 

 


Читайте другие статьи автора:

Отзывы